О М.П.Мусоргском.


В августе 2010 г. я навещал друга в Псковской области и по дороге заехал в дом-музей М.П.Мусоргского ( 182001, Псковская область, Куньинский р-он, п/о Наумово, музей).
Эти снимки я отправил везде, куда смог - в Белый дом, в кремль, в Минкульт, агентство по охране памятников и пр.
НЕ ПОЛУЧИЛ НИ ЕДИНОГО ОТВЕТА.






По иронии судьбы в это время репетировали в Нью-Йорке постановку Бориса Годунова, о чем щедро вещали наши СМИ. Жаль, что не было денег слетать в НЬЮ-ЙОРК на премьеру с этими фотографиями.
Но, думаю, памятник и сейчас в таком же состоянии. Т.к. в интернете я нашел много аналогичных воплей души за 2010 и предыдущие годы.

"Культура" , комментируя постановку в Метрополитен опера, писала в те дни:

"В финале после многочисленных интриг, распада и террора, когда на сцене остается только Юродивый (Андрей Попов) - психопат и блаженный, предвещающий "горе, горе Руси", увы, становится ясным, что никаких "ценностей", которые могли бы противостоять цинизму власти, не существует. Музыка Мусоргского, правда, повествует о другом - о совести и ответственности человека перед богом."


Перечитывая Джона Рида (Десять дней, которые потрясли мир.1917 г.)

В течение целых месяцев каждый перекрёсток Петрограда и других русских городов постоянно был публичной трибуной. Стихийные споры и митинги возникали и в поездах, и в трамваях, повсюду…

В то же время всюду стали заметны признаки оживления реакционных сил.  Так, например, в Троицком театре в Петрограде представление комедии «Преступление царя» было сорвано группой монархистов, грозивших расправиться с актёрами за «оскорбление императора». Определённые газеты начали вздыхать по «русскому Наполеону». В среде буржуазной интеллигенции стало обычаем называть Совет рабочих депутатов «советом собачьих депутатов».

При взгляде назад Россия до Ноябрьского восстания кажется страной иного века, почти невероятно консервативной. Так быстро пришлось привыкать к новому, ускоренному темпу жизни. Русские политические отношения сразу и целиком сдвинулись влево до такой степени, что кадеты были объявлены вне закона, как «враги народа», Керенский стал «контрреволюционером», «умеренные» социалистические вожди — Церетели, Дан, Либер, Гоц, Авксентьев оказались слишком реакционными для своих собственных последователей, и даже такие люди, как Виктор Чернов и Максим Горький, очутились на правом крыле…

Около середины декабря 1917 г. группа эсеровских вождей частным образом посетила английского посла сэра Джорджа Бьюкенена, причём умоляла его никому не говорить об этом посещении, потому что они считались «слишком правыми».


"Хороша правда, когда она полезна; но и ложь не худа, если кстати."

Джеймс Мориер  

Похождение Хаджи-Бабы из Исфагана

Роман

Перевод с англ. О.Сенковского
(1824) 

ГЛАВА II    Хаджи-Баба возвращается в Султание. Манифест о победе. 

Везир кликнул одного из своих мирз, или секретарей, и сказал:
-
Сочини поскорее манифест о победе: надобно будет заготовить потребное число копий и послать ко всем правителям и бейлербеям, особенно в Хорасан, чтобы напугать бунтующих там ханов.     Опиши дело ярко, сильно, слогом, достойным нашего непобедимого Средоточия вселенной, с приличными метафорами и аллегориями.

Теперь именно нам крайне нужна победа; но — понимаешь ли? — блистательная, кровавая победа.

— Сколько было неприятеля? — спросил мирза, обращаясь ко мне.

— Ужасное множество! Без счету! — отвечал я отважно.

— Я знаю сколько,— сказал везир,— пиши: пятьдесят тысяч.

— Сколько убитыми? — спросил опять мирза, посматривая на меня и на него.

— Пиши: тысяч от десяти до пятнадцати,— промолвил он,— эти бумаги пойдут далеко: зачем жалеть гяуров? Шах убивает людей не иначе, как десятками тысяч. Разве он хуже Рустама или Афрасияба? По милости пророка, наши Цари царей такие кровопроливцы, людорезы, львоеды, каких нигде не бывало: впрочем, иначе и быть не может, чтоб содержать народ в повиновении и внушать страх посторонним. Ну, что, готово?

— Готово, для пользы службы вашего присутствия,— отвечал мирза.— Раб ваш написал, что неверные собаки, именуемые москоу (да низвергнет их Аллах в глубочайшее отделение ада), появились на рубеже земли Ирана числом пятьдесят тысяч свиней, с пушками, похожими на змей; но как скоро непобедимые, вечнопобедоносные войска Царя царей, Убежища мира, Искоренителя терна неверия, ударили на их полчища, то от десяти до пятнадцати тысяч этих окаянных мгновенно извергнули нечистые души свои, и поборники веры последнего пророка захватили такое несметное множество пленных, что цены на невольников вдруг понизились по пятисот на сто на всех базарах Востока.

— Да будет восхвален Аллах! Прекрасно, удивительно! — воскликнул везир.— Вот каковы наши! Где так красноречиво напишут, как в Персии! Ты, мирза, сочиняешь не хуже соловья. Хоть это не все правда, но, по неизъяснимому благополучию нашего шаха, это должно быть так, и еще будет: теперь, или после, это все равно. Хороша правда, когда она полезна; но и ложь не худа, если кстати.


Улыбайтесь, господа! Улыбайтесь! (Тот самый Мюнхаузен)


"Когда луч солнца попадает на прозрачную урну для голосования, еще не полностью заполненную бюллетенями, появляется очень редкое, красивое оптическое явление и можно на избирательном участке поймать художественный кадр".   В.Чуров

Заголовки СМИ:

"Чуров предрек редкое оптическое явление на выборах президента" 
"Чуров: Фотографировать урны - большое искусство"
"Немного солнца в "полупрозрачной избирательной урне..."


Мне кажется, что в российском обществе необходимо погасить страсти. Илучшее средство для этого придумано очень давно:

"Я понял, в чём ваша беда: вы слишком серьёзны! Умное лицо — это ещё не признак ума, господа. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица. Улыбайтесь, господа! Улыбайтесь!"

                                                                                           Барон Мюнхаузен


http://www.youtube.com/watch?v=moAK_fBoWcw